Марков Даниил Леонидович, Звонарева Лола Уткировна. Европейский город в творчестве Симеона Полоцкого


 

Родившийся в 1629 году в Полоцке — древнем городе, бывшем когда-то столицей сильного Полоцкого княжества Самуил Гаврилович Петровский-Ситнянович, получивший известность какученый монах, поэт и просветитель—Симеон Полоцкий, обучался в Киево-Могилянской коллегии, затем — Виленской иезуитской академии, а последние шестнадцать лет своей жизни прожил в Москве. Таким образом, вся жизнь выдающегося просветителя и литератора была связана с четырьмя крупными столичными городами — Полоцком, Киевом, Вильно и Москвой.

Городская тема заняла одно из центральных мест в литературном наследии просветителя. Писатель воспринимал город как центр и основу европейской культуры. Сердцем европейского города становился древний храм (или монастырь), а обязательными составляющими — обширное книгохранилище-библиотека и крупный учебный центр (коллегия или университет).

Вовремена Симеона крупные, богатые города постоянно становились объектами ожесточенных международных споров, борьбы, даже войны, причем в случае вооруженного противостояния Симеон Полоцкий нередко принимает сторону русского царя Алексея Михайловича и его воинов, и в своих виршах, сознательно преувеличивает успехи военной политики русского монарха.

Симеон Полоцкий использует любую возможность воспеть тот или иной успех русских войск, иногда выдавая за успех всем очевидную неудачу. Можно предположить, что это делается с дальней целью привлечь внимание царя к своей скромной личности, что, как известно, со временем молодому стихотворцу удалось.

Названия городов, выносимых Симеоном Полоцким в заглавие в его ранних стихах польско-белорусского периода, демонстрируют его пристальное внимание к политическим событиям и стремление быть в курсе всего, происходящего в Восточной Европе.

Для Симеона Полоцкого, явно интересовавшегося историей, весьма важно такое качество, как древность города. Именно это он подчеркивает, рассуждая о Дерпте — “древ град Ливонский”. Европейски образованный, учившийся в двух университетах, Симеон вспоминает в своих виршах города, за которыми стоит древняя европейская культурная традиция. Он не только демонстрирует свою личную образованность, но и дает читателю конкретные ориентиры в истории культуры. Так, в виршах “Витане боголюбивого епископа Калиста Полоцкого и Витебского...”Симеон упоминает “Илеон” — древнюю Трою. Сопоставление Полоцка и Витебска с Троей показывает стремление автора рассматривать современный ему городской социум в непосредственной связи с мировой культурной традицией, что убеждает в отсутствии в сознании молодоговиршеписца и педагога ограниченности и узости кругозора, столь распространенных среди молодых провинциалов.

Для Симеона главное в городе — степень его богохранимости. Потому в виршах, в название которых вынесено название родного для писателя города Полоцка, он не забывает вспомнить патронессу Полоцка, выдающуюся просветительницу преподобную княжну Евфросинию Полоцкую (около 1101-1173).

Особое внимание Симеона, который первым в восточнославянской поэзии начал разрабатывать урбанистические мотивы, привлек упомянутый в польскоязычных виршах “Новооткрытия”(Nowoznalezionerzeczy) город Зеринф, находящийся во Фракии — на северо-востоке Балканского полуострова.О существовании легендарного ЗеринфаСимеон мог узнать из популярных в то время книг, изданных в крупнейших европейских культурных центрах — Венеции и Вильно.

Культ города в виршах Симеона нередко оборачивался и высокомерной недооценкой крестьянского труда и стиля жизни. В тех же виршах “Новооткрытия” поэт одобрительно цитирует (“Пахаря дело — блюсти поле, а шляхта бы тешилась рыцарским ремеслом...”) “Сатиру или дикого человека” (1564) знаменитого польского поэта Яна Кохановского (1530-1584).(“Паши, сей, коси... с господами не садись...”)— пишет Симеон.  

Судя по некоторым документам, Симеон до 1664 года (своего переезда в Москву и вскоре последовавшего назначения учителем к детям царя Алексея Михайловича) много путешествовал, часто и надолго покидая свой родной город Полоцк ради Киева, Вильно, Москвы, а, возможно, и других польских и белорусских городов.

В то же время образ земного европейского города, по дорогам которых много путешествовал Симеон, в его виршах далеко не идеализируется.

Даже самые общие размышления на тему “европейский город в восприятии Симеона Полоцкого” приводят к выводу, что наиболее важными для просветителя атрибутами данного центра были не только крепость — “замок”, но и храм с духовными покровителями и почитаемой иконой, книга или библиотека, а также учебный центр.

Переехав в Москву в 1664 г. Симеон, судя по его письмам, не считал ее европейским городом, но стремился сделать то, что было в его силах для того, чтобы приютивший его город стал соответствовать тем европейским образцам, с которыми во время своих путешествий и в годы учебы  он основательно познакомился. 


«Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться или войти на сайт»



Запомнить меня
Автоматический вход
Забыли пароль?

  • Шамин Степан Михайлович25 Января 2013 16:06

    Вы пишете "Переехав в Москву в 1664 г. Симеон, судя по его письмам, не считал ее европейским городом". А какже восхваление Коломенского, которое Полоцкий называл "осьмым дивом" света, наряду с пирамидами и т.д.?
    Ответить

    • Голубев Александр Владимирович25 Января 2013 17:48

      Степан Михайлович, а разве мы не восхищаемся пирамидами и не называем их чудом света, не считая при этом Каир европейским городом?
      Ответить

    • Марков Даниил Леонидович27 Января 2013 00:58

      Сохранилось письмо Симеона на латыни, где он пишет своему другу в Полоцк, что Москва – восточный город, здесь все по другим законам (мягко говоря). А одно из 7 чудес света – Пирамиды находится, как известно, не в Европе. В понятие "европейский город" Симеон вкладывал вполне конкретное содержание – европейские нравы, манеры, образование, цивилизация (врачи, аптеки, школы, типографии, библиотеки) – всего этого в Московском царстве тогда практически не было (или этим пользовалась только высшая аристократия), а в Полоцком княжестве – при каждом монастыре. В Полоцке, Вильно, в Кракове были уже университеты и академии, а в Москве об этом пока мало задумывались.
      Ответить

      • Шамин Степан Михайлович27 Января 2013 10:08

        Получается, что Симеон восхищался Москвой как азиатским городом?
        Ответить

        • Голубев Александр Владимирович27 Января 2013 14:19

          А это обычное дело. Постоянно европейцы называют Москву азиатским городом - хотя, если подумать, неевропейского-то в ней много, а азиатского ничего нет - ни мечетей, ни дувалов, ни паранджей...
          Ответить