Станков Кирилл Николаевич. Заговор с целью убийства британского монарха Вильгельма III в 1696 г. в отражении «Курантов»


 

В изучении диалога культур и процессов конституирования взаимных образов различных стран особый интерес представляет изображение политических событий одного государства в источниках другого. В этом отношении значительную ценность представляет отражение в русских документах событий, связанных с заговором якобитов – сторонников низложенного в ходе Славной революции короля Якова II Стюарта (1685-1688) – с целью убийства пришедшего в к власти в Британии в результате этих событий нидерландского статхаудера Вильгельма III Оранского. В данном случае основным источником для нас выступают первые отечественные рукописные ведомости «Куранты». Последние составлялись дьяками Посольского приказа в двух экземплярах, один из которых предназначался царю, а второй – Боярской думе. Информация, содержащаяся в «Курантах» достаточно объективно отражало реальное положение дел в Европе, поскольку они были основаны на изучении обширного круга газет на разных языках.

При анализе отражения событий в Англии в русских источниках необходимо учитывать специфику политической борьбы в Британии в конце XVII в. Якобитский заговор 1696 г. имел два аспекта: внутренний, связанный с подготовкой сторонниками Якова II убийства Вильгельма III и государственного переворота, и внешний, обусловленный помощью якобитам иноземных государств. Приверженцы свергнутого Стюарта прекрасно сознавали, что обладают слишком малой политической поддержкой в стране, чтобы, опираясь лишь на свои силы, вновь возвести Якова II на британский престол. Поэтому они рассчитывали на помощь Франции, королем которой в это время был кузен низложенного Стюарта и ярый противник Вильгельма Оранского Людовик XIV Бурбон.

Эти две стороны политического кризиса в Англии неравномерно освещены в «Курантах». В ведомостях имеются подробные выдержки о подготовке Яковом II и Людовиком XIV интервенции в Британию. Эти сведения компакты, касаются общей канвы событий и избегают деталей. Восстановлению с предельной точностью картины подготовки Якова II и Людовика XIV к интервенции в немалой степени способствует еще одна особенность нашего источника. Эпизоды, связанные с организацией морского десанта, несколько раз (часто – в различной интерпретации) повторяются на страницах «Курантов». Это обстоятельство, как следует из анализа теста, обусловлено тем, что одни и те же факты были изложены, опираясь на различные источники – в нашем случае газеты разных государств. Последнее открывает широкие возможности для сопоставления данных, что позволяет с большей точностью восстановить подлинную картину событий.

В то время сведения о самом заговоре разрозненны и обрывочны, разбросаны по всему тексту так, что без опоры на британские источники невозможно восстановить полную канву событий. Последнее, по-видимому было обусловлено, тем что основным источником  для составителей ведомостей явились нидерландские газеты, для издателей которых первостепенный интерес представляли военные маневры Людовика XIV в Нормандии, т.е. вблизи границ с Республикой Соединенных провинций. Очередной заговор, которыми так полна британская история XVII века, представлял для прессы континентальной Европы гораздо меньший интерес.

Первые сообщения «Курантов» относятся к 6 марта 1696 г. и сообщаю подробности военных приготовлений «короля аглинского Якобуса» на севере Франции. Из этого источника также известно, что с французской стороны военное руководство операцией поручено «маршалу де Буфлеру»[1]. По всей видимости, здесь имеется в виду известный французский военачальник Людовика XIV маршал де Бельфон, который уже руководил подготовкой к подобной операции в 1692 г. Де Бельфон и известный французский военный инженер «господин де Вабан» руководили военными приготовлениями в райне Кале. Интервенционный корпус должен был возглавить лично «король Якобус». Помощь во вторжении в Англию намеревался оказать его старший из незаконно рожденных детей низложенного Стюарта «карцух де Бервик» - Джеймс Фицдждеймс, герцог Берик[2]. Предполагалось, что в результате успешной реставрации последний станет британским послом во Франции[3].

Ввиду отсутствия в доступных мне западноевропейских источниках данных о численности, собранных в Нормандии войск, значительную ценность представляет упоминание в «Курантах» о том, что для десанта в Англию выделено «50.000 человек добрых ратных людей, которые на тот караван посажены будут»[4]. Через несколько листов эта цифра меняется: «на собранные французские корабли з 20.000 ратных людей поставить»[5]. И те, и другие данные о численности интервенционного корпуса выглядят завышенными. Однако из этой заметки можно сделать заключение о том, что военные приготовления во Франции имели значительные масштабы, и ресурсов, находившихся в руках Людовика XIV было достаточно, для того чтобы низложить Вильгельма III  в Англии. Всего в «Курантах» объединенные силы якобитов (у Якова II  в изгнании имелась свое небольшая армия из покинувших Британские острова английских, шотландских и ирландских военнослужащих)[6] и французов оценивались в «24 батальона пехоты, 3 полка конницы и 4 полка драгун»[7].

 Особый интерес представляет упоминание в ведомостях о том, что для прикрытия десанта через Ла-Манш французы готовили эскадру в Тулоне[8]. Это позволяет провести однозначные параллели с аналогичной попыткой морского десанта в Англию в 1692 г. и позволяет утверждать, что французское военное руководство не сделало никаких выводов из ошибок предшествовавшей неудачной операции[9].

Сохранившееся в «Курантах» свидетельство о том, что франко-якобитский десант намеревался высадиться в «шкоцкой земле», следует признать ошибочным, что еще раз подтверждает мое мнение о том, что источник составления этой подборки бы нидерландским или немецким[10].

В Англии для отражения интервентов во главе флота был поставлен опытный «адмирал Рок» (Рук), который уже имел опыт руководства подобной операцией в 1692 г.[11]

Сведения об основном компоненте политического кризиса 1696 г. – заговоре в самой Англии в «Курантах» характеризуются темя четами: во-первых, отсутствием подробностей – в источнике передается общее представление о проблеме, лишенное деталей, во-вторых, крайней фрагментарность и разрозненностью сведений, в –третьих, большое количество ошибок. Первые известия о заговоре с целью убийства Вильгельма III относятся к 7 марта 1696 г., т.е. примерно через месяц после того, как якобитская конспирация была раскрыта британским правительством: «получена ведомость из голландской земли через нарочного гонца, что паки объявилось в аглинской земле измена и заговор на короля Вильгелма, чтоб его до смерти убить, и уж много иметь изменников за караул зяти, а иных ищут»[12]. Касательно численности заговорщиков данные разнятся. В записях за 7 марта  «Курантах» отмечается, что в заговор было вовлечен «41 человек»[13]. В более поздней записи значится «29 человек»[14].  В заметке за 13 марта указана баснословная цифра в «400 человек»[15]. В «Курантах» ошибочно указано, что «начальником выше помянутой измены» быль шотландец «лорд Гамильтон»[16]. Не соответствует действительности и то, что Гамильтон «уже дважды в великой измене прощен был»[17]. В действительности герцог Гамильтон был одним из проводников политики Вильгельма III  в Шотландии и на рубеже 1680-х – 1690-х гг. возглавлял местное вильямистское правительство[18]. Через несколько страниц глава якобитского заговора указывается верно: «рыцарь Барклай» - шотландский дворянин сэр Джордж Баркли[19].

Далее в «Курантах» также ошибочно указывается, будто в Лондоне было предотвращено еще две попытки покушения на Вильгельма III. Упоминание о том, что сведения получены «из Лондона»[20] позволяют предположить, что составители ведомостей опирались на слухи, циркулировавшие в английской столице и проникшие в местную прессу.

В ведомостях также в полном согласии с британскими источниками сообщается, что угроза заговора в Англии и «изготовления воинские короля Якова» в Нормандии вынудили Вильгельма III срочно созвать «тайную думу» (Тайный совет) и выступить пред обоими палатами «парламента», с целью заручиться в кризисной ситуации поддержкой политической элиты и, в целом, населения острова[21]. Кроме того, действующий британский монарх «многих нарочных гонцов разослал»[22]. По сведениям «Курантов», политическая элита страны сплотилась вокруг поддержки действующего монарха: «Оба здешних парламентовые домы объявили паки письменно, что они короля Вилгельма за праведного и достойного короля здешнего королевства признают, а королю Якобусу … к короне аглинской никакого притязания не имут»[23].

Среди прочего в «Курантах» совершенно правильно указывается, что забота о безопасности британского монарха была вверена его главному доверенному лицу - давнему и близкому соратнику  «графу Портледскому»[24].

В «Курантах» упоминается и ряд любопытных деталей, которое обходят молчанием доступные мне британские источники. Из теста русских рукописных ведомостей следует, что британское правительство было напугано масштабами заговора внутри страны и подготовкой к интервенции за рубежом, что начались массовые аресты. В «Курантах» справедливо указывается, что хватали всех без разбору: «в англинской земле за то в тюрьму посажены, между которыми много знатных людей обретается»[25]. Британская исследовательница Э. Лорд отмечает, что тюрьмы Лондона были переполнены, а всего число арестованных доходило до 300 человек[26]. «Куранты» сообщают близкую цифру в 400 человек[27]

В ведомостях отмечается, что за голову каждого изменника назначается вознаграждение в значительную по тем временам сумму – «1.000 фунтов стерлингов»[28]. В записи за 14 марта 1696 г. отмечается, что «аглинский парламент обещал 8.000 фунтов стерлингов тому человеку дать, которой арцуха Добердина [известного якобита графа Эбердина – К.С.] объявит и с правительством в руки отдаст»[29]. Доходило до курьезных случаев. Так, например, «Куранты» сообщают, что был арестован некий «писарь» за то, что у него при обыске в «сундуке со всяким ружьем [оружием – К.С.]» была обнаружена шпага с «гербом короля Якобуса»[30].

В «Курантах» подробно освещаются меры, принятые британским правительством Вильгельма III, к раскрытию заговора. В частности отмечается, что были закрыты все порты Англии. Выпускались лишь лица, имевшие подписанный королем пропуск[31]. Были мобилизованы все военно-морские силы королевства[32]. В известях за 13 марта 1696 г. отмечается, что французские корабли блокированы в порте Кале  британским и нидерландским флотом[33].

Опасения правительства не были напрасными. Как отмечается в «Курантах» за 8 марта, «король Якобус» «в англицкой земле много единомышленников имеет»[34]. Помимо своей относительно значительной численности и внутренней сплоченности якобиты представляли для британского правительства серьезную угрозу еще и ввиду того, чтобы были крайне решительно настроены. Во время допроса один из лидеров заговора – капитан Джордж Портер прямо заявил, что пока все руководители якобитской коспирации не пойманы, «королевский живот и здравие в великом страхе будут»[35]. Тот же якобит утверждал во время следствия, что готов был напасть на короля, даже если бы его охранял целый полк лейб-гвардейцев[36]. В Англии один «капитан» был арестован за то, что «хотели короля Вилгелма заколоть»[37].

То, что сведения «Курантов» опирались на нидерландские и британские правительственные источники, обусловило исключительно негативную оценку деятельности якобитских заговорщиков, Якова II и его французских союзников. В данном случае достаточно привести одну из многочисленных разбросанных по ведомостям суждений о сущности политического кризиса в Англии: «Злыя именные люди намерены были проклятым умыслом короля Вильгелма убить, дабы французы безопаснее могли на сие королевство нападение учинить и все права и вольности изменить»[38]. В записи за 8 марта с явным триумфом отмечается: «Ныне здесь совершенно подлинная ведомость получена, что намерение короля Якобуса, которое было в аглинской земле не удалось»[39].

Таким образом, основным источников «Курантов» в освещении заговора якобитов с целью убийства Вильгельма III явились нидерландские (и, возможно, немецкие) газеты. В связи с этим события подавались в несколько искаженном свете. Яков II изображался тираном, готовым повергнуть Британию в пропасть абсолютизма, а якобиты – опасными мятежниками. В то же время Вильгельм III Оранский предстает на страницах «Курантов» невинной жертвой козней сторонников «короля Якобуса» и его французских союзников. События представлялись так, будто все население Англии поддержало своего монарха, на жизнь которого покусились злостные изменники, однако в действительности имела место борьба между двумя претендентами на британскую корону и сравнительно небольшими группировками их сторонников. Тем не менее, несмотря на ряд неточностей и ошибок, «Куранты» сообщают любопытные детали, которые позволяют точнее представить всю неоднозначность и неустойчивость политической ситуации в Англии в первое десятилетие после Славной революции. В то же время различные эпизоды заговора изложены не равномерно. Наиболее полные, точные (и вместе с тем компактно расположенные) ведения имеются о подготовке Якова II к нападению на Англию. Свидетельства, касающиеся самого заговора, разрознены, фрагментарны и без сопоставления с британскими источниками не позволяют восстановить подлинную картину событий.

 


[1] Куранты. 1696 г., 6 марта // РГАДА. Ф. 155. Оп. 1. № 12. Ч. 1. Л. 172.

[2] Там же. Л. 173.

[3] Garrett J. The Triumphs of Providence: the Assassination Plot, 1696. Cambridge, 1980. Р. 101.

[4] Куранты. 1696 г., 6 марта // РГАДА. Ф. 155. Оп. 1. № 12. Ч. 1. Л. 172.

[5] Куранты. 1696 г., 7 марта // Там же. Л. 174.

[6] Постановление об окладе Ирландских полков, прибывших во Францию из Лимерика // РГВИА. Ф. 846. Оп. 15. № 5. Л. 111.

[7] Куранты. 1696 г., 6 марта // РГАДА. Ф. 155. Оп. 1. № 12. Ч. 1. Л. 173.

[8] Куранты. 1696 г., 2 марта // РГАДА. Ф. 155. Оп. 1. № 12. Ч. 1. Л. 172.

[9] Fitzjames J. Memoirs of the Marshal Duke of Berwick. Written by himself. With a summary Continuation from the Year 1716, to his Death in 1734. L., 1779. Vol. 1. P. 98.

[10] Куранты. 1696 г., 6 марта // РГАДА. Ф. 155. Оп. 1. № 12. Ч. 1. Л. 172.

[11] Куранты. 1696 г., 2 марта // Там же. Л. 173.

[12] Куранты. 1696 г., 7 марта // Там же. Л. 174.

[13] Там же.

[14] Там же. Л. 188.

[15] Куранты. 1696 г., 13 марта // Там же. Л. 200.

[16] Куранты. 1696 г., 7 марта // Там же. Л. 174.

[17] Там же.

[18] Lindsay C. Memoirs touching the Revolution in Scotland, 1687-1690. Presented to King James II at St. Germains, 1690. Edinburgh, 1841. Р. 19-22.

[19] Куранты. 1696 г., 7 марта // РГАДА. Ф. 155. Оп. 1. № 12. Ч. 1. Л. 188.

[20] Куранты. 1696 г., 6 марта // Там же. Л. 186.

[21] Там же.

[22] Там же.

[23] Куранты. 1696 г., 9 марта // Там же. Л. 200.

[24] Куранты. 1696 г., 6 марта // Там же. Л. 186.

[25] Куранты. 1696 г., 8 марта // Там же. Л. 199.

[26] Lord E. The Stuarts’ Secret Army: English Jacobites, 1689-1752. Harlow, 2004. Р. 29.

[27] Куранты. 1696 г., 6 марта // РГАДА. Ф. 155. Оп. 1.  1696 г. № 12. Ч. 1. Л. 188.

[28] Там же.

[29] Куранты. 1696 г., 14 марта // Там же. Л. 199.

[30] Куранты. 1696 г., 24 апреля // Там же. № 12 (ч. 2). Л. 323.

[31] Куранты. 1696 г., 6 марта // Там же. Л. 188.

[32] Там же. Л. 189.

[33] Куранты. 1696 г., 13 марта // Там же. Л. 200.

[34] Куранты. 1696 г., 8 марта // Там же. Л. 199.

[35] Куранты. 1696 г., 24 апреля // Там же. № 12 (ч. 2). Л. 323.

[36] Там же.

[37] Куранты. 1696 г., 8 марта // Там же. № 12 (ч. 1). Л. 199.

[38] Куранты. 1696 г., 6 марта // Там же. Л. 189.

[39] Куранты. 1696 г., 8 марта // Там же. Л. 199.

 



  • Шамин Степан Михайлович25 Января 2013 17:51

    Кирилл Николаевич, хотел уточнить, почему Вы используете термин Куранты (с большой буквы)? Ведь в заглавиях документов идет "Переводы с цесарскиг и галанских печатных курантов, присланных с рижскою почтою..." - т.е. курантами явно называют газеты, из которых делались выборки.
    Ответить

    • Станков Кирилл Николаевич25 Января 2013 19:52

      Хорошо, исправлю недочет.
      Ответить